article image

«Коль есть что поведать, сама без расспросов скажешь, в душу лезть не буду».

«– Гоните! – приказал артисткам Магура.

Добжанская стеганула тройку, та понеслась, разбивая копытами утрамбованную дорогу. Один из всадников свистнул в два пальца, пришпорил коня, следом галопом поскакали остальные.

«Желают перерезать нам путь, взять живыми», – понял Магура.

Казаки приближались, устрашающе гикали, свистели.

– Потеснитесь маленько, – попросил Калинкин Кацмана с Петряевым, вскинул винтовку, передернул затвор.

Магура приник к пулемету. Отыскал в прорези прицела вырвавшегося вперед казака, нажал гашетку. Пулеметная очередь подняла с земли фонтанчики пыли. Одна из пуль задела кучехвостого коня, он споткнулся, подогнул передние ноги, и всадник перелетел через голову иноходца».

...Так уж вышло, что с «бойцом невидимого фронта», чекистом товарищем Николаем Магурой, бывшим матросом из Дубовки, ваш покорный слуга познакомился куда как раньше, чем лично с «родителем» этого отважного литературного персонажа, героя цикла книг волгоградского писателя Юрия Мишаткина.

Да, так уж вышло, что мой научный руководитель, легендарный профессор ВолГУ, доктор филологических наук, литературовед Виталий Борисович Смирнов порекомендовал писать дипломную работу по теме «Литературная история газеты «Волгоградская правда» и отмерил период – 1975-1985 годы. И вот ваш покорный слуга день за днем прилежно перелистывал в ставшей родной «Горьковке» подшивки ежедневной газеты, фиксируя по теме то стихотворение Александра Красильникова, опубликованное к февральской Сталинградской победе, то поэму о комбайнерах Александра Ананко в дни «битвы за урожай», то стихотворную иллюстрацию к постоянной рубрике «Волгоградки» «Фенология» Василия Макеева. И время от времени мелькал на страницах областной газеты товарищ Магура – газета охотно печатала большие куски из книг Мишаткина «Расстрелян в полночь», «Оставь страх за порогом», «Схватка не на жизнь», «Тайна подлежит разглашению», «Особо опасны при задержании», «Без права на провал», «Охота на фельдмаршала».

…А потом я стал членом региональной писательской организации, в которой Юрий Иванович ходил в патриархах. А потом я работал ответственным секретарем в «Волгоградской правде», и Юрий Иванович приносил в редакцию очередные порции «товарища Магуры»…

В 2024 году, 5 июля, волгоградский прозаик Юрий Иванович Мишаткин отмечает свое 90-летие.

…Завидев в редакционном коридоре седой ежик Юрия Ивановича, я сообщал своим замам – «Магура идет», и уж они знали, что ждет нас всех долгий разговор… молчуном писатель Мишаткин не является. Скажем больше и откровенно – его словоохотливость приобрела со временем налет анекдотичности.

Кстати, Николай Магура, за чьи приключения в Царицыне времен Гражданской войны и в Сталинграде предвоенного и военного периода Мишаткин не раз получал ведомственные награды, в том числе, всесоюзного конкурса книг о сотрудниках госбезопасности, - абсолютно вымышленный персонаж или, точнее, собирательный или, еще точнее, собранный по крохам в архивах, в том числе и засекреченных. В одном из интервью (к слову, опубликованном в «Волгоградской правде» десяток лет назад), писатель признался журналисту Анатолию Любименко: «Когда я написал свою первую книгу, очень слабую, кстати, тогдашний руководитель НКВД по Нижней Волге Гавриил Моисеевич Волоков сказал: "Зачем выдумываешь, когда жизнь гораздо богаче фантазии"». Тогда то и родился у Юрия Мишаткина его писательский девиз - «Вымысел документален и фантастичен документ».

Но не Магурой единым известен Юрий Мишаткин.

Надо отметить, что творческий путь Юрия Ивановича начался в Грузии и длится он вот уже семь десятков лет!

Будущий писатель – сын врача, – родился в Тифлисе. В котором прожил первые два года своей жизни и еще восемнадцать, никуда не переезжая, – в Тбилиси. Свой первый рассказ «В ночном» молодой человек опубликовал то ли в 1954 году в газете «Молодёжь Грузии», то ли годом ранее в тбилисской газете «Молодой сталинец». В 1954 году Юрий Мишаткин подался в Москву, где поступил на сценарный факультет ВГИКа. Окончил Высшие литературные курсы. Поработал матросом на Дунае, кровельщиком на строительстве Прибалтийской ГРЭС, землекопом в Донбассе, побывал за Саянскими хребтами. Работал редактором сценарного отдела Кишинёвской киностудии, редактором на Волгоградском телевидении, заведующим литературной частью Волгоградского ТЮЗа, причем в свободное время писал пьесы, которые ставились в театрах города-героя.

В общем, в Волгограде он задержался. Навсегда. С начала 1960-х годов у Мишаткина начали выходить книги. Первыми из низ были «Все мы капитаны» и «Где море встречается с небом».Потом свет увидели сборники «Птицы покидают гнезда», «У моря свои законы», «Сигнал бедствия», «Пятеро на берегу».

Работая корреспондентом газеты «Молодой ленинец» Юрий Мишаткин во время командировки в Городищенский район побывал на могиле Гули Королёвой. Позже познакомился с её отцом - режиссёром Владимиром Королёвым, которому передал фотографию с мест гибели Гули. Владимир Королёв, в свою очередь, ознакомил Юрия Мишаткина с письмами, которые дочь писала ему со Сталинградского фронта. Эта переписка легла в основу повести «Письма без марок», которая, по сути, является продолжением произведения Елены Ильиной «Четвёртая высота».

В 1966 году Ю. Мишаткин написал повесть «Тридцать третий лишний» в соавторстве с детской писательницей Анной Аксёновой (Мыльникова).

В 1969 году Юрия Мишаткина приняли в Союз писателей СССР с негласным статусом автора книг для детей и юношества.

Собственно, приключенческие книги о Николая Магуре тоже ориентированы, в первую очередь, на подростковую аудиторию.

В 1976 году вышла у Юрия Мишаткина книга «Трое суток перед казнью», повествующая о последних днях нашего земляка, выходца из станицы Потёмкинской (ныне Котельниковский район Волгоградской области) народовольца и сподвижника Александра Ульянова Василия Генералова. В последующем писатель создал ряд произведений, рассказывающих о судьбах славных сынов нашей Отчизны — Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Блока, Булгакова, Гумилева и многих других выдающихся личностях. Соответственно, повести и рассказы Ю. И. Мишаткина вошли во многие школьные учебники и хрестоматии. К слову, прозу писателя переводили на десяток языков.

В 2008 году за книги «Рыцарский меч Сталинграда» и «По острию меча» Юрий Мишаткин стал обладателем всероссийской литературной премии «Сталинград».

Юрий Мишаткин также удостоен звания «Отличник МВД», медали «85-лет ВЧК-КГБ», почетного знака «200 лет Российской юстиции».

В творческом багаже Юрия Ивановича более трех с половиной десятка книг прозы и сотни публикаций в газетах, сборниках, альманахах и журналах.

Писатель охотно делится воспоминаниями о своих встречах со знаменитыми людьми нашего времени – поэтом Булатом Окуджавой, актером Владимиром Земляникиным и другими. Он пил кофе с Высоцким в уютной кухне квартиры Владимира Семеновича в Москве, а в следующий раз в Тбилиси возил знаменитого барда и актера на могилу Грибоедова, расположенную в гроте рядом с церковью Святого Давида…

Не без кофе обошлась и встреча Юрия Мишаткина с Василием Шукшиным.

«Я встретил его в сентябре 1974 года. В станице Клетской на съемках объявили перерыв, и Шукшин приехал в Волгоград. Узнал в местном Союзе писателей мой адрес и появился на пороге.

- Не забыть, как помог советом в Одессе, окажи и сейчас услугу: пропадаю в экспедиции без кофе – пристрастился к нему, дня не проживу, пару строк не напишу без чашки или кружки. Позарез нужны зерна, лучше молотые, а то на нашем «Дунае» кофемолку не найти.

В те годы кофе (как и многое другое) был дефицитом. Не надеясь на удачу, повел гостя в главный гастроном на Аллее Героев. Продавщица сразу узнала артиста – он был загорелый, с осветленными, чуть рыжеватыми волосами, расцвела.

 - Сколько вам?

- Килограмм, а лучше три, - был ответ.

Второй просьбой было помочь поселиться в гостинице. И на этот раз моя помощь не понадобилась, хотя у стойки сияла табличка «мест нет», а у нас не было брони обкома партии, стоило администраторше увидеть просителя, как номер нашёлся.

В этот день мы говорили о сложности с изданием книг, особенно на периферии, конфликтах с цензурой, вспоминали однокурсников (один был моим одноклассником по тбилисской школе – Отар Иоселиани), Владимира Амлинского, Андрея Тарковского, Александра Митту. В памяти ничего не стерлось, помню почти все откровения гостя моего города:

- На съемках среди песчаных дюн на Дону печет, как возле доменной печи. Жара кружит голову, сжимает сердце. Удивляюсь, как станичники и хуторяне переносят подобное да ещё трудятся до седьмого пота?

- Умным человека делает не образование, а критическое к себе отношение.

- Самые наблюдательные люди – дети, потом художники.

- Не стоит хвастаться добротой, тем более тем, что никому не делаешь зла.

- Жизнь – бой в три раунда: молодость, зрелость и старость. Первые два раунда надо выиграть, лично я один проиграл.

Шукшину было достаточно увидеть у меня на полке свои сборники, в том числе первый, датированный 1963 годом, и последний «При ясной луне».

- А твоих опусов не имею в личном пользовании, читал в журналах, теперь с подаренными ознакомлюсь в Клетской. Напрасно увяз в чекистской теме, пиши о том, что пережил.

На правах хозяина я привел гостя к Волге, затем к Мамаеву кургану. Возле ведущей к мемориалу лестницы Василий сказал:

- Дальше не провожай, дальше пойду один. Боюсь, не сдержу слёз, ведь придется ходить по пропитанной кровью земле. Хорошо, что народа мало – на великом погосте шум неуместен.

И мы расстались, как оказалось, навсегда».

(Юрий Мишаткин, из книги «Ушли, чтобы остаться»)

…Несмотря на солидный возраст, Юрий Иванович Мишаткин и сегодня полон творческих планов и, что характерно, раскаленного своего пера не опускает. Пожелаем ему здоровья, бодрости и реализации задуманного.

При подготовке публикации использованы материалы ВОУНБ им. М. Горького