article image

«…Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был…».

«Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я весёлые стихи

О жизни тленной, тленной и прекрасной.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь

Пушистый кот, мурлыкает умильней,

И яркий загорается огонь

На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь

Крик аиста, слетевшего на крышу.

И если в дверь мою ты постучишь,

Мне кажется, я даже не услышу...»

В 2024 году, 23 июня, исполняется 135 лет со дня рождения Анны Андреевны Ахматовой.

Совершенно парадоксальная вещь: ничего нового об этой великой женщине сегодня не сказать. Но и не говорить о ней невозможно.

Биография?

По дням и часам общеизвестна, даже с «заглядыванием» туда, куда воспитанные люди, по логике вещей, и нос свой не суют, ни со свечкой, ни без свечки. Но уж больно велик соблазн посплетничать о «Царскосельской веселой грешнице»… А если кто-нибудь ещё чего-нибудь не знает о биографии Анны Андреевны – перечитайте поэму «Реквием»:

«…Эта женщина больна,

Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме,

Помолитесь обо мне…»

*   *   *

«…Показать бы тебе, насмешнице

И любимице всех друзей,

Царскосельской веселой грешнице,

Что случится с жизнью твоей –

Как трехсотая, с передачею,

Под Крестами будешь стоять

И своею слезою горячею

Новогодний лед прожигать.

Там тюремный тополь качается,

И ни звука – а сколько там

Неповинных жизней кончается…»

«Реквием» был написан в 1935–1940 годах. Впервые напечатан через много лет после смерти автора.

Творческий путь?

Вся жизнь. Первое стихотворение в 11 лет. До начала Первой мировой войны оставалось несколько месяцев, когда впервые вышла книга А. Ахматовой «Чётки» в издательстве «Гиперборей» – вторая по счету и выдержавшая ещё восемь переизданий только до 1923 года.

Ещё не состоялся X съезд РКП(б), принявший решения о переходе к Новой экономической политике (НЭП), а Анну Ахматову уже называли классиком.

Более 15 лет стихи А. Ахматовой не выходили в советской печати ни под каким видом, а между тем не было в СССР ни одного человека, не знавшего бы имени Поэта.

Влияние?

«Великий поэт, – писал В. Г. Белинский, – говоря о себе самом, о своём я, говорит об общем – о человечестве, ибо в его натуре лежит всё, чем живёт человечество».

Анна Ахматова:

«Нет! И не под чуждым небосводом,

И не под защитой чужих крыл, –

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был…»

Иосиф Бродский: «Ахматова была человеком чрезвычайно высокого профессионализма. Больше всего её интересовало, говорит ли поэт, говорит ли поэзия, русская поэзия, языком своего времени. Одна из похвал, которые ей представлялись наиболее высокими, была фраза: “Такого по-русски ещё не было”. Или, лучше того: “Такого ещё не было”. Эта оценка была профессиональной не только потому, что в русской литературе такого ещё не было».

Вот и всё, что мы сегодня скажем.

Только напомним ещё, что весь июля в Волгоградской ОУНБ им. М. Горького работает книжная выставка «Поэзия женской души» - к 135-летию со дня рождения Анны Андреевны Ахматовой

*   *   *

«Когда человек умирает,

Изменяются его портреты.

По-другому глаза глядят, и губы

Улыбаются другой улыбкой.

Я заметила это, вернувшись

С похорон одного поэта.

И с тех пор проверяла часто,

И моя догадка подтвердилась…»


При подготовке публикации использованы материалы ВОУНБ им. М. Горького